Narod-lekar.org - народная медицина, альтернативные методы лечения

 

Статьи

Вам не спится?
Воспевание растений
Дикорастущие в нашем рационе
Закаливающие процедуры в раннем детстве
Предупреждайте заразные болезни у детей
Зачем нам изучать питание предков?
Правила здорового сна
Продуктоведение сырой кухни
Растения-антистрессоры
Растения, используемые для укрепления и роста волос
Растения - стимуляторы половой функции
Бессонница: снотворное или …
Современная кухня и народное питание
Такие знакомые овощи
Фактор риска — низкая двигательная активность

Чаяния Данилы Самойловича

Начало научно обоснованных мероприятий по борьбе с эпидемиями относится к последним десятилетиям XVIII века. В правление Екатерины Великой, наученной горьким опытом московской чумы, в значительной мере были усилены мероприятия по личной и коллективной гигиене населения. Для прибывающих из зараженных районов устанавливался карантин на 40 дней. Предусматривалась изоляция «подозрительных» и госпитализация заболевших в специальных «опасных больницах», большей частью устроенных в монастырях. Для перевозки заболевших и трупов выделялся специальный транспорт. Власти строго следили за дезинфекцией жилищ, одежды, предметов обихода. Обеззараживание проводилось путем сжигания, выветривания, окуривания можжевельником или порохом. Бумаги пропускались через огонь или несколько раз погружались в уксус. Покойных закапывали на большую глубину, причем всем участникам похоронного обряда предписывалось облачаться в длинные накидки, которые затем сжигались.

В армии, помимо телесных осмотров личного состава, была введена система материального поощрения для всех медицинских работников «за каждого вылеченного солдата». Оправившиеся от болезни воины определялись в «батальон выздоравливающих», где полагалось усиленное питание.

Одним из первых теоретиков в российской эпидемиологии можно считать штаб-доктора Афанасия Филимоновича Шафонского (1740–1811 годы). Первым определив чуму среди заболевших в Москве, он оставался и самоотверженно трудился в зараженном городе почти 2 года.

В 1775 году по поручению Комиссии для предохранения и врачевания от моровой заразительной язвы штаб-доктор обобщил результаты работы по прошедшей эпидемии в фундаментальном сочинении «Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год». Автор не ограничился одним событием, изложив сведения по всем известным повальным болезням, и даже приложил к трактату 212 документов различных государств. В предисловии к первому изданию написано: «Сия болезнь в России, к великому ее счастью, весьма редко бывала, так что от прежнего века, сколько известно, только одно краткое донесение сыскалось. При расположении средств к пресечению сей болезни осталось установителям не медля, по собственному изысканию и через опыты до совершенства доходить».

До совершенства, мечтавшегося Афанасию Филимоновичу, оставалось около 200 лет, но уже в то время правительство всерьез занялось разработкой противоэпидемических мероприятий. Большая заслуга в борьбе с эпидемиями принадлежала лекарю Даниле Самойловичу Сущинскому (1744–1805 годы), известному под фамилией Самойлович. Прославившийся в Европе русский врач отвергал миазматическую теорию происхождения чумы, настаивая на контагиозном распространении, то есть посредством живого возбудителя.

Самойлович профессионально занялся медициной после службы в армии, откуда был уволен по состоянию здоровья. Приехав в Москву, он изъявил желание возглавить одну из больниц и получил назначение сначала в лечебницу Угрешского монастыря, а затем был переведен главным лекарем в Симоновский монастырь.

Во время московской чумы лекарь Данила разработал множество профилактических мер, предварительно испытывая их на себе. Предложив состав для окуривания, проверял его эффективность следующим образом: снимал с больных одежду, окуривал ее дымом, затем надевал на себя, повторяя эту процедуру несколько раз. Экспериментами на себе испытывались обеззараживающие средства, предложенные коллегами. Многократное полоскание в дезинфицирующих растворах закончилось появлением «знаков рытвин и разрывов, до смерти» оставшихся на его руках. Через 20 лет после трагических событий правдивая картина московской эпидемии по заказу Самойловича была отражена на картине. Художники рисовали по его записке «Начертание для изображения в живописи пресеченной в Москве 1771 года моровой язвы».

«Чумной» костюм русского медика

Благополучно одолев чуму, Самойлович поступил в Петербургский университет, затем продолжил образование в Страсбурге. В 1780 году блестяще защитил диссертацию в Лейденском университете и в качестве доктора медицины колесил по Европе, изучая больничное дело во Франции, Англии, Австрии и Германии. В России Самойлович занялся поиском теоретических предпосылок к распространению заразы и разработкой способов ее предотвращения. Использование микроскопа Деллебара позволило найти основу ранних предположений о материальном, живом начале чумы, которое врач называл «ядом язвенным». К сожалению, он не сумел найти объяснение микроорганизмам, обнаруженным в выделениях больного. Доказательству открытия возбудителя болезни помешал недостаток времени на анализ опытов. Это открытие было завершено только в 1894 году бактериологом А. Йерсеном, видимо знакомым с сочинением «Краткое описание микроскопических исследований о существе яду язвенного…», написанным Самойловичем в 1792 году.

«Сбудется чаяние мое, и увидим мы все, что моровая язва, заразоносящая чума столь же в народе уже не будет опасною, как и оспа самая, паче оспа прививная». Полные надежды слова медика относились к его опасным экспериментам по поиску вакцины от чумы. Работа в пораженных районах уже стала привычной: Самойлович принимал участие в подавлении 9 очагов чумы на территории России. Идея предохранения от смертельной заразы по подобию прививок Э. Дженнера пришла во время очередной эпидемии чумы. Заметив, что болезнь не развивается у него даже после того, как заразный гной попадал на израненные руки, доктор начал проводить опыты целенаправленно. Взяв содержимое созревшего бубона, он определенным образом помещал его в свой организм. Болезнь все же возникала, но в легкой форме. После публичного оглашения результатов его самоотверженные разработки признали слишком опасными и запретили применять на практике.

В последующие годы легендарный доктор боролся с заразой в Крыму, работал на эпидемиях в Херсоне и Екатеринославе. Доказав, что заражение чумой происходит при непосредственном контакте с больным или зараженными вещами, он разработал новейшую систему мер по ликвидации очага инфекции. Несколько лет было посвящено глубокому изучению условий распространения чумы. После исследований ее с анатомической точки зрения Самойлович представил клиническую картину болезни в работе «Научные записки о чуме, которая в 1771 году опустошила Российскую империю, и особенно столичный город Москву» (1783).

Помимо поисков «яда язвенного», Данила Самойлович занимался родовспоможением. Теория «бабичьего дела» изложена в нескольких его трудах по оперативному акушерству и организации акушерской помощи. Подготовка диссертации в Лейдене стала последним зарубежным путешествием доктора. В Европе хорошо знали Самойловича, высоко оценивая его труд. Он являлся почетным членом академий Марселя, Дижона, Нима, Тулузы, Лиона, Манхайма, Турина и Парижа. В то же время он никогда не пользовался расположением императрицы, не состоял в Петербургской АН, до конца жизни оставаясь простым врачом.

Изучение инфекционных заболеваний проходило эмпирически вплоть до середины XIX века, пока не сформировалась бактериология. Однако дальнейшие открытия в сфере борьбы с эпидемиями стали заслугой зарубежных ученых.

Книги
 

Лекарственные растения

Домашний лечебник / В.И. Благов

Средство от вегетососудистой дистонии / А.И. Курпатов

Рецепты ортодоксальной медицины

Анонимные алкоголики: рассказ о том, как многие тысячи мужчин и женщин вылечились от алкоголизма

Бросим курить


 Популярная история медицины / Елена Грицак)
 
 Введение
 Древнее врачевание
 Первобытные целители
 Восточная медицина: философия здоровья
 Египет
 Папирус смита
 Месопотамия
 Индия
 Китай
 Искусство врачевания в античном мире
 Эллада
 Клятва гиппократа
 Древний рим
 Гении римской медицины
 Становление научной медицины
 Средневековье
 Византия
 Хирурги волей аллаха
 О драгоценных камнях закавказья
 Долгий путь авиценны
 Первые лечебные учреждения в европе
 Схоласты и цирюльники
 Салерно
 Смертельная зараза
 Аптекари, рудокопы и астрономы
 Безумные идеи парацельса
 Анатом леонардо
 Везалий и научная анатомия
 Полевой цирюльник паре
 Новое время и новые науки
 Физиология от гарвея до павлова
 Микроскопическая эра
 Ланцет дженнера и палочка коха
 Покорение инфекции
 Архив рудольфа вирхова
 «кровавая» хирургия
 Без боли
 Врачевание у постели
 Теория и практика зарождения
 Палка, свиное сердце и гипноз
 Российская медицина
 Врачевание в московии
 Городская жизнь
 Волхвы и лечцы
 Монастырская медицина
 Царица грозная чума
 Петербургская академия наук
 Аптеки и аптекари
 Обучение русских лекарей
 Лейб-медики их величеств
 Академии и университеты
 Анатомическая школа
 Бабичьи дела
 Рождение русской физиологии
 Чаяния данилы самойловича
 Сестры
 Земская медицина
 Гигиена
 Зубоврачевание
 Великие русские медики
 Смычок настоящего хирурга
 Первый из великих докторов
 «замок склифосовского»
 Оптимизм доктора мечникова
 Молчание собак
 Доктор гипноз
 Медицина прошлого столетия
 Убийцы xx века
 Сердечно-сосудистые заболевания
 Рак
 Спид
 Алкоголизм и наркомания
 Взгляд в будущее
 Эра антибиотиков
 Таинственный ген
 Трансплантация и биоинженеринг
 Геронтология
 Здоровье нации
 

Рейтинг@Mail.ru